Александр Юсуповский. Зачем нужен официальный статус национальной принадлежности для тех, кто желает его указать?

Александр Юсуповский. Зачем нужен официальный статус национальной принадлежности для тех, кто желает его указать?

Сербский патриарх Павел: Мы не выбирали ни страну, где родимся, ни народ, в котором родимся, ни время, в котором родимся, но выбираем одно: быть людьми или нелюдями

На днях в Государственную Думу внесен проект закона, позволяющий гражданам РФ указывать в паспорте и свидетельстве о рождении свою национальность. Автором инициативы выступила член Совета Федерации Жанна Иванова.(http://tass.ru/obschestvo/1739402). Судя по реакции ряда экспертов, а также комментариям и блиц опросам, пусть заведомо нерепрезентативным, на некоторых сайтах закону предстоит нелёгкая судьба. Некоторые официальные лица и эксперты поспешили объявить его ненужным возвратом к советскому прошлому, оценить как неконструктивное. Другие, выразили недоумение по поводу актуальности данного шага, впрочем оговорившись что «для сохранения культурной памяти малочисленных народностей» закон может быть полезен (http://www.newsru.com/russia/02feb2015/nationpasport.html).

Попытаюсь обосновать целесообразность и конструктивность данного законопроекта, который я, вероятно в отличие от подавляющего большинства комментаторов, имел возможность изучить как этнополитолог и аналитик, а поэтому и поддерживаю. Но сначала стоит вспомнить: как и почему исчезла соответствующая графа из общегражданского паспорта.

После распада СССР, который частично стимулировали острые межнациональные противоречия (а в ряде регионов они были определяющими), в кругах, определявших государственную национальную политику Российской Федерации стали доминировать установки на максимальную деполитизацию этничности, снижение значимости этнической принадлежности и национального самоопределения. Решение об упразднении графы «национальность» в паспортах мотивировалось, в частности, и аргументом о необходимости соблюдения принципа равенства прав граждан вне зависимости от национальной принадлежности, однако создало ряд практических проблем.

Кажущиеся успехи западного мультикультурализма и концепций «плавильного тигля» в рассматриваемых в 90 е годы чуть ли не как образец решения национальных и расовых проблем США и шельмование советской национальной политики, иногда обоснованное, но чаще конъюнктурно-пропагандистское, привели к тому, что эталонной моделью для Российской Федерации стали рассматриваться импортированные зарубежные концепты. Эти концепты отождествляли гражданство и национальную принадлежность («нация как согражданство»).

Ведущие этнологи страны, занявшие высокие государственные посты, в своих работах прямо заявляли, что «нация не представляет собою научную категорию и что она должна быть устранена из языка науки и политики», нация объявлялась ненаучным и антинаучным понятием, прагматически вредным и политически реакционным.

Достаточно указать, что даже в Государственной Думе имели место конфликты, когда простое употребление этнонима, например, «русские» вызывало со стороны отдельных депутатов обвинения в национализме и шовинизме и требование заменить русских «россиянами». Борьба с жупелом «русского национализма» доходила если не до русофобии, то, во всяком случае, до того, что известная художественная акция «Россия для всех» покопавшаяся в родословной многих знаменитых россиян, составивших славу страны, обнаружила там смешение самых разных кровей. Единственный этноним, который в родословных блистательно отсутствовал это, догадайтесь какой? Правильно! Русских там «забыли» (http://fond.russiaforall.ru/). Прямо по дедушке Крылову: «Слона то я и не приметил!». Такая вот «Россия для всех, кроме…».

Потом блеск образца цивилизованных стран потускнел в пожарах расовых волнений и межнациональных стучек, роста сепаратизма, наплыва почти неконтролируемой миграции, росте ксенофобии и антимигрантских движений и партий.

Исчерпывающую характеристику этому периоду дал, мне кажется, патриарх Кирилл. Выступая на Всемирном Русском Соборе, он позволил себе критику различных форм национального нигилизма, отметив, что "подобные тенденции имели место в сфере национальной политики в 1990-е годы, когда «группой ученых и политиков постулировалось искусственное противопоставление русского и российского». "В то время чиновники получали неафишируемые указания: не использовать в публичных выступлениях и официальных документах слово «русский» как якобы ослабляющее единство нации. И сегодня, к сожалению, можно услышать заявления о том, что русский народ неоднороден, что его единство является фикцией, а также  — о существовании новых, не известных ранее наций, таких, к примеру, как «поморская», «казачья» или «сибирская».

Как считает патриарх, за попытками исключить из употребления слово «русский» просматриваются идеи, которые, по его словам, «уже давно доказали свою безжизненность на Западе, где все сильнее звучат голоса, призывающие отказаться от мультикультурализма и теории плавильного котла». Предстоятель РПЦ отметил, что «напротив, необходимо утверждать право народов и религиозных общин на свою идентичность» (http://ria.ru/religion/20141126/1035144467.html).

Стоит подчеркнуть, что между российской и собственно национальными и этническими идентичностями нет фатального противоречия. Они вполне могут сосуществовать и взаимно дополнять друг друга, если их не пытаться сталкивать друг с другом и не пытаться вытеснить «российскостью» русскость или иную историческую традиционную этнонациональную идентичность.

Эта ситуация развивалась при сохранении конституционного права (стоит напомнить, что нормы Конституции  — это, как правило, в идеале нормы прямого действия), закреплённого в Статье 26 Конституции Российской Федерации часть 1. «Каждый вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Никто не может быть принужден к определению и указанию своей национальной принадлежности».

Рассматриваемый законопроект всего лишь создаёт механизм и процедуру реализации данного конституционного права.

Второе, что очень важно, что сенатор Ж.Иванова представляет Сахалин, была депутатом областной Думы. И ей не надо объяснять, (как многим блогерам и столичным жителям, считающим что это надуманный и неактуальный вопрос) какой ворох практических проблем создало отсутствие официально указанного статуса национальной принадлежности для нивхов Сахалина или коряков Камчатки или для представителей других коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, поскольку различные наделение их законными квотами рядом иных форм поддержки традиционных форм ведения хозяйства упиралось в указание их национальности. В разных субъектах этот сугубо практический вопрос, который не предусмотрели отменившие графу реформаторы, решался по-разному (в том числе и через суд). Но нередко он порождает напряжённость на практически пустом месте, упрёки в дискриминации в адрес представителей и органов власти, ведомств. В ряде регионов потребовалось создание специального института Уполномоченного по делам коренных малочисленных народов.

«Мы  — многонациональное государство, и у нас должно быть национальное самосознание, мы должны гордиться своей принадлежностью к тому или иному народу. А так все население у нас обезличено. Ну, кто мы? Просто россияне? И я думаю, что человеку надо дать право выбора и по желанию записывать в паспорт, какой он национальности»,  — заявила президент Ассоциации КМНС Любовь Пассар (http://old.severnash.ru/4542-malye-narody-severa-trebuyut-vernut-grafu-nacionalnost.html).

Решить проблему, по мнению другого представителя коренного сверенного народа спикера заксобрания Ямало-Ненецкого автономного округа Сергея Харючи можно путем внесения изменений в законодательство, которые бы позволили вносить в удостоверение личности информацию о национальности по желанию гражданина. «Национальную принадлежность возвели в ранг государственной тайны, не дай бог господа буржуины и капиталисты узнают, сколько у нас аборигенов, татар, русских, украинцев,  — отметил он.  — Я не понимаю, почему нельзя написать в документе, что гражданин может по желанию записывать свою национальность? Почему мы лишаем наших людей права определять свою национальность?» (http://www.regnum.ru/news/polit/1802683.html).

Третий аргумент «за» возможность указывать национальную принадлежность. Принцип свободного, (а на практике нередко произвольного) выбора собственной национальной принадлежности породил ряд деформаций и искажений реальной этнополитической ситуации во время проведения переписей населения. И речь идёт не только об указании рядом граждан экзотических национальностей (типа скифов или эльфов), но и стремление записать себя по конъюнктурным или идеологическим соображениям в привилегированный малый народ, субэтническую или территориальную группу (например, в мокша или эрзя вместо мордва, в булгары, кряшены вместо татары, в сибиряки и т.д. и т.п.).

Представляется важной оценка всех плюсы и минусы такого разнобоя в этническом самоопределении. Думается, что стоило бы избегать при этом и появления стад эльфов, скифов, гномов, троллей и прочей виртуальной и исторической живности. Может стоит даже ввести как для мигрантов экзамен на знание эльфийского языка, истории и основ государственного устройства? (Шутка, если кто не понял). Кстати, в законопроекте есть формулировка, исключающая чрезмерные полёты фантазии при определении национальной принадлежности.

Четвёртый аргумент, который мне представляется главным. Отсутствие возможности для всех желающих указать свою национальную принадлежность, по мнению ряда экспертов, создаёт ряд проблем для государственной национальной политики и управления межнациональными отношениями в ряде регионов, где такие проблемы существуют и являются весьма значимыми. Особенно в ситуациях, требующих поддержания межэтнического баланса, равного или пропорционального представительства в органах власти, преодоления этнократических уклонов в кадровой политике и т.д. и т.п. Незнание точного этнонационального состава и структуры населения органами управления не позволяет принимать выверенные и взвешенные решения, упреждать возникновение зон потенциального напряжения, конфликтности, осуществлять эффективную государственную национальную политику. И вместо заключения пара пожеланий к законодателям, которые будут рассматривать данный законопроект.

Ни в коем случае не делать указание национальной принадлежности обязаловкой. Может даже оговориться в полном соответствии со статьёй Конституции, что указавшие свою национальность и неуказавшие пользуются равными правами, за исключением особых случаев (те же коренные малочисленные народы).

Для некоторых категорий граждан, например в межнациональных семьях, выбор национальной принадлежности в чём-то сродни идиотскому вопросу, который любят задавать подвыпившие нечуткие гости: Кого ты любишь больше? Папу или маму? Стоило бы предусмотреть и вариант указывать вместо национальности «россиянин». Была же в СФРЮ, хотя ей это и не помогло, возможность указывать «югослав» вместо «серб», «хорват», «словенец»…

И кто знает? Если мы научимся не стыдиться своей национальности, то может научимся и жить так, чтоб у нас были все основания ей гордиться?




Северо-Западный федеральный округ КарелияКоми Ненецкий автономный округ Архангельск Вологда Калининград Ленинградская область Мурманск великий новгород Псков Петербург

RSS рассылка

Другие новости

Другие новости

Обьявления